четверг, 5 марта 2015 г.

Чикагское заявление о приложении Библии

ПРЕДИСЛОВИЕ 

Международный совет по непогрешимости Библии был основан в 1977 году, с запланированным сроком действия в десять лет. Его целью было при поддержке Божией, посредством ученых работ и трудов найти средство для восстановления пошатнувшейся уверенности христиан в полной надежности Писания. В связи с тем, что эта потеря уверенности ведет к потере ясности в утверждении истин подлинного христианства и потере силы в поддержании их, задача представлялась достаточно насущной. Десятилетие специальных усилий повернуть вспять волну неуверенности в Библии не представлялось слишком большим сроком, ни чтобы посвятить себя этой деятельности, ни чтобы просить христианское сообщество о поддержке. На десятом году своего существования Совет рассматривает свои достижения с любой точки зрения как еще один повод вознести благодарение Богу.

Три заседания ученых- библеистов, проведенные Советом, задуманы как логически связанный ряд, каждая из составных частей которого имела не только консультативную, но и объединительную цель. На заседании 1978 года было достигнуто крупнейшее для нашего времени подтверждение исторического христианского взгляда на Священное Писание как каноническое откровение Божие, данное в форме составного человеческого свидетельства божественной воли, деяний и путей. Заседание 1982 года достигло широкого консенсуса по герменевтическим направлениям и путям толкования. Заседание 1986 года стремится показать значение правильно истолкованной Библии для некоторых ключевых областей современной североамериканской культуры, вызывающих смешения и споры. Нужда во втором и третьем
заседании была всегда очевидной, поскольку простое исповедание непогрешимости Библии приносит мало пользы до тех пор, пока мы не знаем, как истолковать его, а толкование предусматривает приложение библейских истин к современной жизни.
Третье заседание рассматривает приложение вечной истины к ситуациям конца двадцатого века. Оно не фокусируется на евангелистической и проповеднической задаче обеспечения усвоения и претворения в жизнь известных истин, а концентрируется на том, чтобы понять, что значит жить по этой истине в нашем современном окружении. Заседание не останавливает свое внимание на дисциплинах личного ученичества, так как по этому вопросу уже существуют хорошие работы, и не здесь ощущается наиболее острый кризис приложения Библии. Напротив, третье заседание фокусируется сначала на триипостасном основании, которое должно определять форму всей церковной жизни и свидетельства, а затем на ряде общинных проблем, которые идут под общим заголовком христианской социальной этики. Выбор этих тем частью определялся их собственной значимостью, и частично — необходимостью рассеять сомнения в том, что верующие в Библию когда-либо смогут договориться о едииных ответах на эти вопросы. Точно так, как консенсус первого заседания рассеял сомнения в возможности соглашения по природе Писания, а консенсус второго заседания — в том, что сторонники непогрешимости могут договориться о принципах толкования богодухновенного текста, третья встреча демонстрирует высокую степень консенсуса по поводу того, как Библия, в которую верят, направляет молитвы, планирование и действия в современном беспокойном обществе. Мы благодарим Бога за все эти соглашения, которые, по нашему мнению, имеют чрезвычайную важность для нашего времени.
Редакционная коллегия.

ПОДХОД К СОВРЕМЕННЫМ ПРОБЛЕМАМ

Процесс сверхъестественных божественных действий, который произвел каноническое Писание, дал нам не учебник по богословию и этике для студентов, а нечто более богатое и познавательное — книгу жизни. В этой книге, состоящей из шестидесяти шести отдельных книг, собраны вместе различные виды материала. Костяк Библии составляют исторические повествования, охватывающие несколько тысячелетий и рассказывающие о том, как Бог-Творец стал Богом-Искупителем после того, как грех вошел в Его мир и испортил человечество. Весь дидактический, доктринальный, религиозный, нравственный и литургический материал, выступающий в форме проповедей, посланий, гимнов, молитв, законов, правил, притч, философских и практических размышлений, или любого иного типа писаний, имеет характер приуроченного к определенным событиям прикладного обращения к конкретному народу, в его историческом и богословском состоянии в конкретный момент развития божественного плана откровения и искупления. В связи с этим, а также с огромным культурным расстоянием между древними ближневосточными цивилизациями, из которых вышла Библия, и общественной жизнью современного Запада, увидеть наиболее истинное и мудрое приложение библейских принципов к сегодняшней жизни часто является достаточно сложной задачей. Всеобщие истины о Боге и людях в их связи между собой необходимо очистить от тех приложений, в которых мы их впервые встречаем, и заново приложить к культурному контексту и историческому течению, существенно отличающемуся от всего, что показано в библейском тексте. В приложении Писания к этой измененной и меняющейся среде наших дней, следует учитывать следующие принципы.

ВО-ПЕРВЫХ, в связи с тем, что все Писание засвидетельствовано нам как постоянно авторитетное Слово Божие Самим Господом нашим Иисусом Христом (наш Ветхий Завет — Его оценкой и использованием Его, наш Новый Завет — Его обещанием Духа Его апостольским и пророческим писателям), оно должно рассматриваться во всей своей полноте как средство и путь авторитета Самого Христа. Таким образом, истинное ученичество должно включать сознательное признание всего, чему учит Писание, как в форме свидетельств, так и в форме повелений. Следует отбросить как извращенное и недоказуемое воображение распространенную точку зрения о том, что верность Христу можно сочетать со скептическим и выборочным подходом к Писанию. Авторитет Писания является одним целым с авторитетом Христа.

ВО-ВТОРЫХ, в связи с тем, что Писание, в конечном счете, является продуктом одного Разума — Бога Духа Святого, существует истинная последовательность учения по всем затрагиваемым предметам. Любую видимость самопротиворечия или смешения следует, поэтому, рассматривать как иллюзорную, а часть задачи экзегета следует понимать как поиск путей рассеяния этой видимости. В отдельных случаях возможность нашего продвижения по этому пути может быть различной, однако это должно всегда быть нашей целью. Внутренняя гармония Писания является аксиомой и является следствием уверенности в том, что Бог истины, к Которому восходит все библейское учение, всегда знает, что Он хочет сказать, и никогда не искажает факты. Поэтому, поскольку в природе Бога говорить только то, что истинно и заслуживает доверия, все, чему учит Писание по любому предмету следует воспринимать как достоверное. (Более полное подтверждение этой посылки об авторитетности непогрешимости Библии, как канонического орудия Самого Создателя, изложено в выводах первых двух встреч).

В-ТРЕТЬИХ, следует иметь в виду различия между последующими ступенями божественной искупительной программы и мы должны осознавать, что некоторые божественные требования к Своему народу в предновозаветные времена были лишь временными. Однако, признавая это, мы должны стремиться увидеть неизменные нравственные и духовные принципы, которые эти требования применяли и выражали, и мы должны настойчиво задумываться над вопросом о том, какое отношения эти принципы имеют к нашей жизни сегодня.

В-ЧЕТВЕРТЫХ, Церковь не является ни источником безошибочной информации о Боге вне Писания, ни каким бы то ни было своим образом или средством самовыражения не является непогрешимым толкователем Писания. Церковь подчиняется Библии, а не наоборот. Исторические притязания Римско-католического magisterium не являются ни библейски оправданными, ни по существу своему верными, как и не являются верными утверждения некоторых протестантских объединений, что ими управляет и их учит Дух Божий, если их позиции не находят подтверждения в библейском учении. Однако века библейских исследований вновь и вновь показывали, что каноническое Писание толкует себя изнутри по всем вопросам, имеющим значение для веры, надежды, послушания, любви и спасения, фактическое единодушие верящих в Библию толкователей по этим основным вопросам со времен Реформации является мощным подтверждением представлений реформаторов о том, что Библия в ее современном виде является необходимой и достаточной — другими словами, является завершенной как откровение Божие и ясной в своем послании всем, кто посредством благодати Святого Духа имеет глаза, чтобы увидеть то, что лежит перед ними. Однако, ввиду того, что интеллектуальное освящение христиан, как и другие аспекты их освящения, не является еще совершенным, следует ожидать возникновения среди верящих в Библию некоторых различий во мнениях. Они могут возникнуть по второстепенным вопросам; не следует думать, что этим они ставят под сомнение подлинную ясность Писания, которую они хотят истолковать и применить.

В-ПЯТЫХ, соотношение библейского учения с культурными аксиомами, посылками или парадигмами этого или любого другого века является методической ошибкой. Писание раскрывает деяния, пути и волю неизменного Создателя в отношении человечества как такового, и все человеческие мнения относительно ценностей, приоритетов и обязанностей следует судить, и, где это необходимо, исправлять по их соотношению с этим откровением. Каждая культура, являясь выражением корпоративных целей падшего человечества, оказывает искажающее, затемняющее и притупляющее влияние на библейские истины, которые, в случае приложения, изменили бы ее. Никогда не удается сохранить эти истины свободными от компрометирующей ассимиляции культурного окружения. Основное течение протестантизма последних двух веков представляет собой назидательное подтверждение этого. Оно значительно сбилось с пути, усвоив привычку регулярно соотносить библейское учение с модными современными светскими учениями, такими как рационализм, историзм, эволюционизм, экзистенциализм и марксизм и тому подобными. Нельзя забывать, что грех затемняет и сбивает с пути человеческий разум в отношении всего, что имеет первичное значение, и что Писание было дано нам, чтобы осветить нашу интеллектуальную и духовную темноту, показав нам, где идеи и тщеславие светской культуры того или иного периода потерпели неудачу. По отношению к Богу и человеческой жизни мирская культура всегда заблуждается (см. Рим 1:18-32), и лишь содержание библейского откровения может внести в нее необходимые поправки. Таким образом, наше призвание заключается не в том, чтобы исправить Писание, а в том, чтобы позволить Писанию исправить нас. Наше обращение с Писанием будет подобающим только в том случае, если мы позволим библейскому учению, как абсолютной божественной истине, исправить наши представления о Боге и наилучшем образе жизни, которые окружающее нас общество воспринимает как должное. Правильной трактовкой Писания является позволение ему управлять нашим разумом, моралью и духовностью. В этом заключалась реформаторская точка зрения, когда они говорили о Писании: никто никогда не будет правильно думать о Боге и, следовательно, действовать и жить подобающим образом без руководства Библии. Правильно поставить герменевтический вопрос, который является центральным в нынешней дискуссии, означает спросить о том, что внутри нас и нашей культуры мешает нам услышать неизменное божественное слово осуждения, милосердия, искупления и праведности так, как оно должно восприниматься, исходя из нашей ситуации. Когда вопрос сформулирован таким образом, открывается дверь правильному воздействию на нас Слова Божьего, которое иначе вряд ли возможно. Форма этого влияния будет видоизменяться от одного времени и места к другому, это Слово должно произрастать в каждой культуре, порожденной человечеством. Однако сущность этого влияния, т.е. требования покаяния и веры во Христа, поклонения и святости перед Богом, и любви и справедливости по отношению к ближним всегда остаются неизменными.

В-ШЕСТЫХ, приложение библейских принципов к жизни всегда обусловлено ограниченностью наших фактических знаний о ситуации, в которой происходит дело. Там, где имеют место споры по сопутствующим вопросам или возможным прямым или косвенным последствиям альтернативных действий, долгосрочных результатах, например, определенных промышленных направлений, экономических процедур или военных стратегий, скорее всего последует несогласие по поводу наилучших и наиболее мудрых направлений развития, а такое несогласие может оказаться большой помехой, т.к. достижение наилучших результатов для других является одной из обязанностей любви к ближнему, которая требуется от нас Писанием. Однако такое несогласие не обязательно подразумевает неуверенность в том, какие принципы следует применить, и поэтому, не может рассматриваться как свидетельство различного понимания учения непогрешимой Библии.

В-СЕДЬМЫХ, приложение библейских принципов к жизни требует осознания того, что в пределах, установленных нравственными законами Бога, существует область свободы, в которой на нас лежит ответственность выбора, представляющегося нам наиболее плодотворным для славы Божией и благополучия человечества, включая себя. Никогда не позволять хорошему стать врагом наилучшего или предпочитать то, что кажется «неплохим» тому, что очевидно является лучшим — вот один из законов христианской мудрости и послушания. Однако и здесь, между христианами, чьи взгляды согласны в существенных вопросах, могут наблюдаться различия, вызванные личностными или культурными факторами, которые влияют на их систему ценностей и приоритетов. Однако и здесь было бы ошибкой указывать на такие различия как свидетельства несогласия о том, что говорит Библия.

В-ВОСЬМЫХ, приложение Писания к жизни требует благодати Святого Духа. Без Его помощи не будут правильно поняты ни духовные реалии, о которых говорит Писание, ни конечная цель, направленность и пронизывающая сила библейского учения, ни ширина и глубина библейских взглядов, призывов, вопросов, упреков, призваний к вере и исправлений. Скромное признание недостаточности любого человеческого деяния и знания, которое всегда несовершенно, и постоянная мольба к Богу о даровании света и мудрости, являются единственным здравым образом мысли для тех, кто пытается изучать божественное Слово. Этот образ мысли является реальностью лишь для тех, кто, почувствовав слепоту и безрассудство своего природного разума, спасительно связан с Иисусом Христом, Который научил их не полагаться на свое собственное понимание.

Третья встреча признает эти восемь принципов как общую основу и его выводы отражают честную попытку благоразумно и самокритично руководствоваться ими в деле установления тесной связи между Писанием и окружающим нас миром.

Материал взят с сайта www.rusbaptist.stunda.org.

Комментариев нет: