вторник, 3 марта 2015 г.

Чикагское заявление о природе непогрешимости Библии

Предисловие редакционной комиссии

Авторитет Писания является основополагающим для христианской Церкви как в наше время, так и всегда. Те, кто исповедует веру в Иисуса Христа как в Господа и Спасителя, призывают свою паству смотреть на окружающий нас мир взглядом смиренным и полным веры в необходимость послушания Слову Божьему. Отступившие от Писания, в вере или в своих деяниях предали нашего Господа. Признание абсолютной истинности Святого Писания и отношение к нему с полным доверием являются выражением его полного усвоения и признания его авторитета.
Следование Символу веры, еще раз утверждающему подобный смысл Писания, делает наполненным смыслом наше понимание Писания и предостерегает против его отрицания. Мы считаем своей насущной обязанностью сделать это заявление, так как видим многие ошибки и отступления от правды и непогрешимости среди наших братьев - христиан и непонимание этой доктрины во всем мире.

Этот Символ состоит из трех частей: краткого изложения Символа, положений утверждения и отрицания и сопровождается толкованием. Он был подготовлен во время трехдневного совещания в Чикаго. Те, кто подписал краткое изложение Символа и его положения, хотели подтвердить свои собственные убеждения в непогрешимости Писания и поддержать всех христиан в их высокой оценке этой доктрины и ее понимании. Мы понимаем, что документ, подготовленный на короткой, но насыщенной конференции не может быть исчерпывающим, и не предполагаем, что этот Символ приобретет силу вероучения. Однако мы рады тому, что в ходе дискуссий мы убедились в глубине наших собственных убеждений. Мы молимся о том, чтобы Символ веры, который мы подписали, мог бы быть использован во славу нашего Бога для новых преобразований Церкви, ее веры, деятельности и миссии.
Мы предлагаем этот Символ как плод духа, не безусловного утверждения, но смирения и любви, с которыми мы хотим, с Божьей помощью, поддерживать любой будущий диалог, который станет результатом обсуждения Символа. Мы признаем, что многие люди, отрицающие непогрешимость Писания, не представляют последствий этого отрицания для своих убеждений и поведения. Мы сознаем, что, придерживаясь доктрины непогрешимости Писания, и мы сами своим поведением, мыслями и поступками отрицаем ее в повседневной жизни, в то время как наши традиции и поступки должны быть подчинены Слову Божьему.
Мы приглашаем к дискуссии об этом Символе всех тех, «то считает правильным изменять свое мнение о Писании в свете самого Писания, так как считаем, что верность Писанию как непогрешимому авторитету определяет правильность наших слов и поступков. Мы не требуем личной непогрешимости для свидетельствующих о Писании, поэтому мы открыты для любой помощи для вас, которая даст нам возможность укрепиться в своем свидетельстве Слову Божьему, которому мы все должны быть благодарны.

Примечание
Международный совет по безошибочности Библии (International Council on Biblical Inerrancy) был организован в 1977 году, чтобы противостоять нападкам на авторитет Писания. Совет составил три важных документа:
1) “Чикагское утверждение о безошибочности Библии”, оно было составлено в 1978 году и подписано почти тремястами евангельскими лидерами из разных стран.
2) “Чикагское утверждение о библейской герменевтике”
3) “Чикагское утверждение о библейском применении”.
Цель этого “Утверждения” - дать точное определение понятия безошибочности и объяснить его применение в церкви. Оно остается стандартным изложением учения о безошибочности.

Краткое заявление

1. Бог, Который Сам есть Истина и говорит только истину, вдохновил Священное Писание, чтобы тем самым открыть Себя потерянному человечеству через Иисуса Христа как Творец и Господь, Спаситель и Судья. Священное Писание есть Божие свидетельство о Себе.
2. Священное Писание, которое есть Слово самого Бога, написанное людьми, уготованными и руководимыми Его Духом, является непреложным божественным авторитетом во всех вопросах, которые в нем затрагиваются: ему надо верить, как Божьему указанию, во всем, что оно утверждает; повиноваться, как Божьему приказу, во всем, что оно требует; его надо принимать, как Божье обетование во всем, что оно обещает.
3. Святой Дух, его божественный Автор, удостоверяет для нас его истинность Своим духовным свидетельством и открывает наш ум к пониманию его смысла.
4. Будучи полностью и дословно богоданным, Писание является непогрешимым и безошибочным во всем своем учении: как в том, что оно утверждает о делах Господних в творении мира и событиях мировой истории и о своем литературном происхождении по воле Бога, так и о спасительной Божьей благодати в жизни каждого.
5. Авторитет Писания неизбежно страдает, если эта полная божественная непогрешимость как-либо ограничивается, или не принимается во внимание, или соотносится с понятием об истине, противоположным библейской истине; такие упущения ведут к серьезным потерям как для отдельного человека, так и для Церкви. 

Статьи утверждения и отрицания

Статья 1
Мы утверждаем, что Священное Писание должно быть принято как авторитетное Слово Бога.
Мы отрицаем, что авторитет Писания получен от Церкви, традиции или другого человеческого источника.
Статья 2
Мы утверждаем, что Писание является наивысшей письменной нормой, которую Бог сделал обязательной для нашей совести, и что авторитет Церкви подчинен авторитету Писания.
Мы отрицаем, что церковные символы веры, Соборы или постановления имеют больший или равный авторитет с авторитетом Писания.
Статья 3
Мы утверждаем, что написанное Слово в своей полноте есть откровение, данное Богом.
Мы отрицаем, что Библия является просто свидетельством откровения, или становится откровением только при принятии ее в человеческое сердце.
Статья 4
Мы утверждаем, что Бог, создавший человечество по Своему образу, воспользовался языком как средством откровения.
Мы отрицаем, что человеческий язык так ограничен нашей человеческой природой, что не может служить средством божественного откровения. Далее, мы отрицаем, что испорченность грехом человеческой натуры и языка разрушило труд божественной благодати при написании Библии.
Статья 5
Мы утверждаем, что Божье откровение в Священном Писании было прогрессирующим.
Мы отрицаем, что позднейшее откровение, дополняющее более раннее, может исправлять его или противоречить ему. Далее, мы отрицаем, что по завершении написания книг Нового Завета кому-либо было дано какое-либо откровение, стоящее наравне с Писанием.
Статья 6
Мы утверждаем, что все Писание целиком и все его части, каждое слово его оригинала, были даны божественным вдохновением.
Мы отрицаем, что богодухновенность Писания может относиться к целому, а не к частям, или к той или иной части, но не к целому.
Статья 7
Мы утверждаем, что посредством вдохновения Бог Духом Своим, через людей, как авторов, дал нам Свое Слово. Происхождение Писания является божественным. Способ божественного вдохновения остается для нас в значительной степени таинственным.
Мы отрицаем, что вдохновение может быть сведено к человеческому прозрению или какой бы то ни было концентрации сознания.
Статья 8
Мы утверждаем, что Бог в Своем труде вдохновения использовал особенности личности и литературный стиль авторов, которых Он избрал и которых подготовил к этому труду.
Мы отрицаем, что Бог побуждал этих авторов употреблять именно те слова, которые Он избрал, игнорируя их личность.
Статья 9
Мы утверждаем, что вдохновение, не подменяя собой всеведения, обеспечило правдивое и достоверное выражение всего, о чем библейские авторы были побуждены сказать и написать.
Мы отрицаем, что вследствие смертности или греховности этих авторов, по необходимости или по другой причине, в Слово Божье были внесены искажения или фальшь.
Статья 10
Мы утверждаем, что боговдохновенным, строго говоря, может считаться только подлинный текст Священного Писания, в чем, по Божьему произволению, можно с большой точностью удостовериться с помощью имеющихся рукописей. Далее, мы утверждаем, что копии и переводы Писания являются Словом Божьим в той мере, в какой они верны оригиналу.
Мы отрицаем, что отсутствие подлинных текстов затрагивает какой-либо существенный элемент христианской веры. Далее, мы отрицаем, что такое отсутствие делает утверждение о непогрешимости Библии недействительным или несущественным.
Статья 11
Мы утверждаем, что Писание, будучи боговдохновенным, непогрешимо, так что, отнюдь не вводя нас в заблуждение, оно правдиво и надежно во всех вопросах, которых касается.
Мы отрицаем возможность того, что Библия одновременно непогрешима и ошибочна в своих утверждениях. Непогрешимость и безошибочность могут быть различны, но они нераздельны.
Статья 12
Мы утверждаем, что Писание в своей полноте является непогрешимым, свободным от всякой фальши, лжи и обмана.
Мы отрицаем, что непогрешимость и безошибочность Библии ограничиваются духовными, религиозными или искупительными темами и не относятся к утверждениям в области науки и истории. Далее, мы отрицаем, что научные гипотезы о земной истории могут опровергнуть библейское учение о сотворении мира и потопе.
Статья 13
Мы утверждаем правильность употребления слова «непогрешимость» как богословского термина относительно полной истинности Священного Писания.
Мы отрицаем правильность оценки Писания в соответствии с нормами истинности и ошибочности, чуждыми его употреблению и назначению. Далее, мы отрицаем, что такие особенности Библии, как отсутствие современной технической точности, грамматические или орфографические отклонения, особенности в описании явлений природы, сообщения о неправедных делах, употребление гипербол и круглых чисел, тематическое распределение информации, вариативный подбор материала в параллельных текстах, применение свободного цитирования устраняют непогрешимость Писания.
Статья 14
Мы утверждаем единство и внутреннюю последовательность Писания.
Мы отрицаем, что предполагаемые ошибки и еще не истолкованные расхождения подрывают утверждение об истинности Библии.
Статья 15
Мы утверждаем, что доктрина непогрешимости основана на учении Библии о вдохновении.
Мы отрицаем, что учение Иисуса о непогрешимости Писания может быть отменено представлением о том, что Он приспосабливал божественные истины к человеческой ограниченности или представлением о любых естественных ограничениях Его человеческой природы.
Статья 16
Мы утверждаем, что доктрина непогрешимости являлась неотъемлемой частью веры Церкви в течение всей ее истории.
Мы отрицаем, что доктрина непогрешимости изобретена схоластическим протестантизмом или является реакционной позицией, постулированной в ответ на негативную критику.
Статья 17
Мы утверждаем, что Святой Дух свидетельствует о Писании, уверяя верующих в правдивости писанного Слова Божьего.
Мы отрицаем, что это свидетельство Святого Духа действует в отрыве от Писания или против Него.
Статья 18
Мы утверждаем, что текст Писания следует толковать с помощью историко-грамматической экзегезы, с учетом его литературных форм и приемов, а также, что Писание следует истолковывать самим Писанием.
Мы отрицаем законность любой обработки текста или поиска его источников, ведущего к релятивизму, антиисторичности, отрицанию его учения или авторства.
Статья 19
Мы утверждаем, что признание полного авторитета, безошибочности и непогрешимости Писания жизненно важно для правильного понимания всей христианской веры. Далее, мы утверждаем, что такое признание помогает в уподоблении образу Христову.
Мы отрицаем, что такое признание необходимо для спасения. Тем не менее, мы отрицаем, что доктрина непогрешимости может быть отброшена без серьезных последствий как для отдельного человека, так и для Церкви. 

Изложение

Наше понимание доктрины непогрешимости должно быть изложено в контексте более широкого учения Священного Писания о нем самом. В данном изложении приводятся основные принципы этой доктрины, на основании которой составлены наше краткое заявление и статьи. 

Творение, откровение и вдохновение

Триединый Бог, создавший все Своим творческим проявлением и управляющий всем Своим указующим Словом, создал род человеческий по Своему образу и подобию для соучастия в вечной жизни, как образец вечного братства в общении и любви в Боге. Как носитель Божьего образа, человек должен был слушать обращенное к нему Божье Слово и отвечать в радости поклонения и покорности. Помимо открытия Богом Себя в созданном миропорядке и последовательности событий внутри его, люди от Адама получали от Него словесные послания либо непосредственно, как указывается в Писании, либо опосредованно, в форме части или всего Писания.
Когда Адам пал, Создатель не покинул человечество до Страшного Суда, но обещал спасение и стал открывать Себя как Спасителя в ряде исторических событий, сконцентрированных вокруг семьи Авраама и достигших высшей точки в жизни, смерти, воскресении, в осуществляемом в настоящее время первосвященническом служении и обетованном пришествии Иисуса Христа. В этом плане Бог время от времени произносил особые слова суда и милости, обещания и указания грешным человеческим существам, желая заключить с ними завет со взаимными обязательствами, в котором Он благословляет их даром благодати, а они благословляют Его, отвечая ему поклонением. Моисей, которого Бог избрал как посредника, чтобы донести Свои слова избранному народу во время Исхода, стоит во главе длинного ряда пророков, в уста и в писания которых Бог вложил Свои слова, чтобы донести их до Израиля. Целью Бога в этом ряде посланий было соблюдение завета путем приведения Своего народа к познанию Своего имени, т.е. Своей природы, и Своей воли в заповедях для настоящего и познания намерений на будущее. Этот ряд Божьих пророков пришел к своему завершению в Иисусе Христе, воплощенном Божьем Слове, который Сам был пророком больше, чем пророки, но не меньше, и в Апостолах и пророках первого поколения христиан. Когда последнее и наивысшее послание Бога, Его слово миру об Иисусе Христе, было произнесено и объяснено в апостольском кругу, ряд открытых посланий прекратился. С этих пор Церковь должна была жить и познавать Бога по тому, что Он уже сказал, и сказал на все времена.
На горе Синай Бог написал условия Своего завета на каменных скрижалях, чтобы они свидетельствовали надежно и долго, и во все времена пророческого и апостольского откровения Он внушал людям, чтобы они записывали послания, данные им и через них, вместе с хвалебными записями о том, как поступил Он со Своим народом и размышлениями о моральных аспектах жизни в завете с Ним и о форме хвалы и молитвы, и о милостях завета. Богословская реальность вдохновения в библейских документах соответствует вдохновению устных пророчеств: хотя человеческая индивидуальность авторов отражалась в том, что они писали, слова, которые они писали, соответствовали божественному замыслу. Таким образом, что сказано в Писании, сказано Богом; авторитет Писания это Его авторитет, Он - конечный Автор Писания, давший его через разум и слова избранных и уготованных людей, которые свободно и с верой изрекали «святые Божий человека, будучи движимы Духом Святым» (2 Пет 1:21). Священное Писание должно быть признано Словом Божиим в силу своего божественного происхождения. 

Авторитет: Христос и Библия

Иисус Христос, Сын Божий, Слово, ставшее плотью, наш Пророк, Пастырь и Царь, является конечным Посредником между Богом и людьми, посредством Которого даны все дары Божьей благодати. Данное Им откровение проявлялось не только через слово: Он открыл Своего Отца Своим присутствием и Своими делами. Все же Его слова имели решающее значение, ибо Он был Бог, Он говорил от имени Отца, и Его слова будут судить всех людей в последний день.
Как предсказанный Мессия, Иисус Христос является главной темой Писания. Ветхий Завет предвидел Его; Новый Завет описывает Его первое пришествие в прошлом и смотрит вперед, ожидая второго. Канонические книги Писания это боговдохновенное, а потому законополагающее свидетельство о Христе. Следовательно, герменевтика, в фокусе которой не находится исторический Христос, не может быть приемлемой. Священное Писание должно приниматься как то, чем оно в своей сущности является - свидетельство Отца о воплощенном Сыне.
Так же как канон Ветхого Завета установился ко времени Христа, так во времена Апостолов был завершен канон Нового Завета, поскольку не может быть принесено никакое новое апостольское свидетельство об историческом Христе. Никакое новое откровение (отличное от данного Святым Духом понимания существующего откровения) не будет дано до второго пришествия Христа. Канон был создан божественным вдохновением. Задачей Церкви было различить канон, данный Богом, а не придумывать свой собственный. Существенными критериями были и являются авторство (или свидетельство) , содержание и удостоверяющее свидетельство Святого Духа.
Слово «канон», означающее «правило» или «стандарт», - это указание на авторитет, что означает право на управление и контроль. Авторитет в христианстве принадлежит Богу в Его откровении, что означает, с одной стороны, Иисуса Христа, живое Слово, и, с другой стороны, Священное Писание, писанное Слово. Но авторитет Христа и Писания - одно целое. Как наш Пророк, Христос засвидетельствовал, что Писание не может быть нарушено. Как наш Пастырь и Царь, Он посвятил Свою земную жизнь исполнению закона и пророков, вплоть до смерти во исполнение слов мессианского пророчества. Таким образом, так же, как Он увидел в Писании свидетельство о Себе и Своей власти, так Своей покорностью Писанию Он засвидетельствовал его авторитет. Так же, как Он склонился перед указанием Отца, данным в писаниях Ветхого Завета, так же Он требует, чтобы поступали Его ученики, но не обособленно, а в соединении с апостольским свидетельством о Нем, которое Он внушил Своим даром Святого Духа. И христиане показывают себя верными слугами Господа, склоняясь перед божественными указаниями, данными в писаниях Апостолов и пророков, вместе составляющих нашу Библию.
Подтверждая взаимно истинность Своего авторитета, Христос и Писание сливаются в единый источник. Библейски понятый Христос и христоцентричная, проповедующая Христа Библия являются, с этой точки зрения, одним целым. Как в силу факта богодухновения мы подразумеваем, что сказанное в Писании сказано Богом, так в силу открытой нам связи между Иисусом Христом и Писанием мы можем утверждать, что сказанное в Писании сказано Христом. 

Безошибочность, непогрешимость и толкование

Священное Писание, как вдохновенное свыше Божье Слово, авторитетно свидетельствующее об Иисусе Христе, может быть справедливо названо безошибочным и непогрешимым. Эти выраженные в отрицательной форме термины, имеют особое значение, так как недвусмысленно защищают важнейшую истину.
«Безошибочность» означает «не вводящий» и «не введенный в заблуждение», и, таким образом, в категорических выражениях защищает ту истину, что Священное Писание является точным, достоверным и надежным правилом и руководством во всех вопросах.
Подобным же образом, «непогрешимый» означает «свободный от всякой лжи и ошибки» и, таким образом, защищает ту истину, что Священное Писание полностью правдиво и заслуживает доверия во всех своих утверждениях.
Мы утверждаем, что каноническое Писание следует всегда толковать, основываясь на том, что оно непогрешимо и безошибочно. Однако, выясняя, что именно утверждает вдохновленный Богом автор в каждом конкретном отрывке, мы должны уделять самое пристальное внимание особенностям его человеческой природы. Вдохновляя Своего писателя, Бог использовал культуру и условия его окружения, управляя ими; думать иначе значит понимать неправильно.
Таким образом, к истории следует относиться как к истории, к поэзии как к поэзии, к гиперболам и метафорам как к гиперболам и метафорам, к обобщениям и приближениям как к таковым, и т.д. Следует также отметить разницу между литературными условностями в библейские времена и наше время: например, так как нехронологичность повествования и неточное цитирование были в то время привычны и приемлемы и не обманывали ничьих ожиданий, мы не должны рассматривать эти явления как ошибки, когда находим их у библейских авторов. Если абсолютная точность в каком-то вопросе не ожидалась и не ставилась целью, то нет ошибки в том, что она не достигнута. Писание непогрешимо не в смысле абсолютной, по современным стандартам, точности, а в смысле истинности своих утверждений и достижения той меры правды, к которой стремились авторы.
Истинность Писания не отрицается появлением в нем грамматических или орфографических отклонений, описаний феноменальных явлений природы, сообщений о лживых утверждениях (например, ложь сатаны) или кажущихся расхождений между различными частями. Неправильно противопоставлять так называемые феномены Писания учению Писания о нем самом. Видимые несоответствия не следует игнорировать. Их истолкование, если таковое окажется убедительным, укрепит нашу веру, а там, где в настоящее время убедительное толкование не может быть достигнуто, мы почтим Бога верой в то, что Слово Его истинно несмотря на видимость, сохраняя уверенность в том, что однажды эта видимость рассеется как иллюзорность.
Поскольку все Писание есть произведение одного божественного Ума, толкование должно оставаться в пределах библейской аналогии и должно исключать гипотезы, исправляющие один отрывок Писания с помощью другого, во имя ли прогрессивного откровения или несовершенного просвещения ума богодухновенного автора.
Хотя Священное Писание не связано рамками определенной культуры, так как его учению достаточно универсально, оно иногда культурно обусловлено обычаями и взглядами определенного периода, так что применение его принципов в наши дни требует других действий. 

Скептицизм и критика

Со времен Возрождения, а в особенности Просвещения, развились взгляды на мир, связанные со скептическим отношением к основным христианским догматам. Таковы агностицизм, отрицающий познаваемость Бога, идеализм, отрицающий его трансцендентность и экзистенциализм, отрицающий разумность Его взаимоотношений с нами.
Когда эти не- и антибиблейские принципы вкрадываются в богословские теории на уровне предположений, как часто происходит в наше время, правдивое толкование Священного Писания становится невозможным. 

Передача и перевод

Так как Бог никогда не обещал безошибочную передачу Священного Писания, необходимо заявить, что боговдохновенным является только подлинный текст оригинала, и подтвердить необходимость текстуальной критики как средства обнаружения ошибок, которые могут вкрасться в текст в процессе его передачи. Однако, вывод исследования состоит в том, что древнееврейский и греческий тексты удивительно хорошо сохранились, так что мы с полным основанием можем подтвердить, вместе с Вестминстерским исповеданием веры, особый Божий промысел в этом деле и заявить, что авторитету Писания нисколько не угрожает тот факт, что копии, которыми мы обладаем, не вполне свободны от ошибок.
Подобным образом, никакой перевод не может быть совершенным, и каждый перевод является еще одним шагом от подлинников. Все же лингвистическая наука заключает, что, по крайней мере, англо-говорящие христиане в наши дни чрезвычайно хорошо обеспечены множеством отличных переводов и могут не сомневаться в том, что истинное Слово Божье им доступно.« Действительно, ввиду того, что в Писании часто повторяются основные вопросы, которых оно касается, а также ввиду того, что Святой Дух постоянно свидетельствует в слове и через слово, никакой серьезный перевод Священного Писания не может так исказить его смысл, чтобы оно не могло «умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса» (2 Тим 3:15).

Непогрешимость и авторитетность

Утверждая авторитет Писания, подразумевающий всю полноту его истины, мы сознательно стоим со Христом и Его Апостолами, а на деле со всей Библией и с основным направлением истории Церкви от первых дней до самого последнего времени. Нас беспокоит та несерьезность, небрежность и очевидная бездумность, с которой многие в наше время отказались от убеждения, важность которого имеет далеко идущее значение.
Мы также осознаем, что отказ от утверждения полноты истинности Библии, авторитет которой при этом исповедуется, ведет к значительной путанице. В результате этого Библия, данная Богом, утрачивает свою авторитетность, а вместо нее авторитетной становится Библия, содержание которой приспособлено к критическому рассуждению индивидуума, чем, в принципе, допускается ее сводимость и приспособляемость. Это означает, что, по сути, авторитетным является независимый разум, противостоящий учению Священного Писания. Если это не замечается, а основные положения евангельского учения еще поддерживаются людьми, отрицающими полноту истинности Писания, они могут претендовать на евангельскую идентичность, тогда как методологически они отошли от евангельского принципа познания к неустойчивому субъективизму, и им трудно будет остановиться.
Мы утверждаем, что то, что говориться в Писании, говорится Богом, да будет Он прославлен. Аминь, аминь.

Материал взят с сайта www.rusbaptist.stunda.org.

Комментариев нет: