четверг, 1 ноября 2012 г.

Ода моим волосам и цирюльнику Алле


Чтиво без нагрузки.

В очередной раз приехал к своему парикмахеру Алле. Сел в удобное кресло, вскинул голову с роскошной шевелюрой и, слушая мелодичную музыку, выплывающую из динамика и мягко проникающая через мои уши в кору головного мозга, с наслаждением погрузился в процесс стрижки. Меня, словно царя, облачили в хитон, предварительно окольцевав мою шею воротником а-ля Мария Стюарт. Алла, с присущей ей аккуратностью "цирюльничала" над моей головой, подходя ко мне то с одной стороны, то с другой, к чему-то примеряясь, словно Жуков над картой, разрабатывая план уничтожения фашистских войск, а "войск" на моей голове видимо было много. Она продолжала вглядываться в мою голову словно знаток искусства рассматривает свет в окне церквушки "Над вечным покоем" Левитана. При этом легкими движениями рук, появляясь то с одной стороны, то с другой, ее план по уничтожению моего богатства воплощался в жизнь. С каждым отрезанным волосом мне становилось легче держать осанку, голова так и парила, легчала на глазах. После безжалостного покоса, Алла, как и всегда, с удовлетворенным взглядом приподнялась, выпрямилась. Смотря через отражение в зеркале в ее глаза, можно было прочесть отдаленное подобие Божьего "Весьма хорошо!". Она пригласила меня пересесть в другое кресло, чтобы помыть голову. Струи теплой воды нежно окутывали мою лысину, унося с собой срубленные стволы волос. Мне казалось, что я себя теряю. Я проваливался в буддисткую нирвану, становился кантовской вещью в себе. Единственная мысль, которая бегала в моей голове и не давала мне отключится, был вопрос: "как может пениться шампунь на моих пеньках?" Я чувствовал себя бароном, даже больше - королем! Ах! Закончив мытье головы, Алла огромным полотенцем вытерла остаток мокрых волос, 2,5 секунды посушила их феном и сделала укладку. Затем скрупулезно отыскивала антеннки, которые так и хотели остаться на моей голове, чтобы придавать нагрузку шее и сопротивление воздуха при ходьбе. Во время этих процедур я вновь чуть не ушел в объятия сына Гипноса и Аглаи Морфея. Люблю я это дело, в смысле подстригаться. Как жалко, что Авессаломовское волосяное помазание не сошло однажды на меня. Хотя, есть единственный недостаток в короткой шевелюре - быстро проходит процесс стрижки, но сглаживается все тем, что через две недели ты вновь испытываешь наслаждение в кресле у своего Цирюльника Аллы!

Комментариев нет: