пятница, 5 апреля 2019 г.

Люди Духа и книги

Обычно евангельских верующих называют людьми книги, тогда как среди них пятидесятников - людьми Духа. Хотелось, чтобы они были людьми Духа и книги.
Взаимоотношения ортодоксии и ортопраксии достаточно остро обсуждались в разные периоды церкви.
Почему важно как одно, так и другое.
Иисус, отвечая на вопрос садукеев о будущем женщины, которая по закону левиратного брака последовательно была женой 7 братьев, сказал: «заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией» (Мф 22:29). Христос дает два измерения, чтобы не заблудиться - знание Писание (ортодоксия, Библия) и сила Божья (ортопраксия, Дух). Можно пытаться жить в «Духе», но не по Писанию, а можно пробовать жить по Писанию, но не в том духе или без Святого Духа. В одном варианте мистический опыт в отрыве от Слова всегда приведет, в лучшем случае, к крайним странным практикам, а в худшем - к заблуждениям и ересям. В другом варианте сухой догматизм выродиться в мертвую религию или религиозную философию. Уверен, что результаты как одного, так и другого взгляда крайне нежелательны.

Вспоминается один мой диалог с пятидесятническим служителем на тему богослужебной практики и ее формы. В споре как доказательство своей правоты, служитель неоднократно прибегал к видениям, пророчествам, откровениям, и все мои апелляции к Священному Писанию оказались бесполезными, он даже не слышал меня. Именно тогда я остро осознал, что нам, пятидесятникам, ставя акцент на мистическом опыте, всегда необходимо фундаментально держаться Слова, иначе нельзя. Иначе это может закончится крайне печально.

Можно провести параллель, упомянув особенность и отличия лютеранской и реформатской (Кальвин) церквей на ранней стадии их формирования. При исследовании можно сразу уловить внешнюю разницу богослужебной практики данных общин. Если у реформатских церквей, как правило храмы предельно простые, без лишнего красочного убранства, то у лютеран храмы мало чем отличались от католических костелов - очень красивые с большим количеством ярких красок и изображений. Если в реформатских церквях алтарь и облачения были ликвидированы, хоры были распущены, органы сломаны, музыка попала под запрет, то Лютер сохранил традиционные роскошные литургические одеяния, в литургии сохранил такой момент, как каждение, привнес разнообразие в музыкальном сопровождении гимнов и хоралов. И все потому, что Кальвин считал, что мы не должны применять то, что не описано в Писании, тогда как Лютер утверждал, что мы можем применять то, что не запрещено Писанием.
Не буду писать о баптистах, они сами разберутся в своей кухне, а вот о пятидесятниках стоит порассуждать. Пятидесятников всегда характеризовали как людей Духа, и это ценно. Они действительно ставили и ставят акцент на опыте переживания Бога, проявлении Божьей силы в повседневной жизни каждого христианина и церкви в целом. Это люди мистики, сверхъестественного. Но почему пятидесятники должны быть именно людьми не только Духа, но и книги?
В истории подавляющее большинство мистически направленных движений и обновлений в среде церкви, которые пренебрегали Словом и догматикой, остро рефлексируя на сухой догматизм и церковную рационалистическую схоластику, заканчивались достаточно печально. Можно вспомнить хотя бы движение монтанистов II века или духоборов царской России. Если не брать в расчет суверенное право Бога вести Свою церковь, пятидесятническое движение во многом спасла как раз та евангельская среда, в которой оно зародилось - среда книги и догматики (баптизм, методизм, пресвитерианство, реформатская церковь).
И вот парадокс - зависимость от Духа и акцент на мистике является сильной, особенной чертой пятидесятнической церкви, и это же является ее ахиллесовой пятой, если не позволить опыту надежно опереться на незыблемый фундамент - Слово.

Есть еще одна интересная особенность пятидесятнического движения. Если обратить внимание на основы вероучения большинства евангельских христиан (кроме пятидесятников), то оно, как правило, начинается с веры в богодухновенность и безошибочность Писания, тогда как у пятидесятников начинается с веры в Бога, а потом уже указывает на богодухновенность и безошибочность Писания. И это не просто так, это образ мышления, их мировоззрение. Для евангельского сообщества Бог находится в рамках записанного Слова, именно поэтому всё, от опыта церкви до богослужебной практики, измеряется Библией и только ей. Для пятидесятников Бог больше, чем Слово и не ограничен им, но никогда не противоречит ему, так как это Его совершенное Слово. Отсюда у пятидесятников более яркая палитра практики церкви.

То же самое с пятидесятниками, которые всегда жили согласно Слова, но понимали, что Бог больше Слова и их опыт может выходить за рамки того опыта церкви, который описан в Библии. Это их мировоззрение. Бог в Своей работе в церкви и истории не ограничился перовапостольским периодом и книгой Деяний, Он сегодня также реален, также являет Свою славу и сверхъестественные явления в повседневной жизни. Отсюда пятидесятники легко и дерзновенно продолжают опыт первоапостольской общины - молятся за больных, изгоняют бесов (экзорцизм), открыты для видений и пророчеств.

Пнефмацентризм в пятидесятнической богословской традиции (особенно «вторая волна» 40-70-ые годы) дал толчок харизматическому обновлению, затронувшему в той или иной степени практически все основные направления церкви, включая католиков и православных, не говоря об оказании сильного влияния на баптистов, методистов и всё евангельское сообщество. Это влияние проговаривается как «пентакостолизация» (от англ. pentecostal - пятидесятники) христианского мира. В чем его суть. Многие исторические, а также евангельские и евангелическо-реформатские церкви, оставаясь в своей конфессиональной среде, претерпели под влиянием пятидесятников значительные изменения в практической сфере, утверждая, что сверхъестественные явления и дары Святого Духа сегодня также актуальны и действенны, как и в первоапостольской церкви. Отсюда, сегодня никого не удивляют такие явления как католики-харизматики, баптисты, признающие молитву на иных языках в личной молитвенной жизни, методисты и пресвитериане, возлагающие руки на больных и верящие в сверхъестественные чудеса и действия Святого Духа в повседневной жизни.

Можно ли утверждать, что учение о харизме и сверхъестественных проявлениях Духа Святого является учением исключительно пятидесятников? Конечно нет. Но именно через пятидесятническую церковь в какой-то степени была «снята завеса», разделяющая касту особенных помазанных людей, наделенных харизмой (как об этом чаще всего учили и учат до сих пор в исторических церквях), от всех остальных христиан, так как именно пятидесятники стали учить, что все возрожденные и исполненные Святым Духом верующие могут и должны ходить в сверхъестественных дарах Святого Духа. И они не только этому учат, но и стараются так жить.


Также миссиологическая парадигма пятидесятников, выраженная словами У. Пархема, что количество крещенных Святым Духом должно совпадать с количеством миссионеров, сделала пятидесятническую церковь самой многочисленной протестантской конфессией в мире. И здесь уже никто не может оспорить факт, что сотни миллионов людей спасены Богом через служение и миссию пятидесятнических церквей.

Комментариев нет: